Экономика Салды в XIX — начале XX вв. (часть №3)
23.01.2023

Экономика Салды в XIX — начале XX вв. (часть №3)

Работа мартеновских печей шла с большими перебоями. Внутренняя облицовка печей выкладывалась из кварцевого кирпича.

Работа мартеновских печей шла с большими перебоями. Внутренняя облицовка печей выкладывалась из кварцевого кирпича.  При больших температурах кирпич расширялся и под собственным давлением разрушался. В.Е.Грум-Гржимайло разработал получение нового материала, названного впоследствии «черным динасом». 

При долговременном влиянии высоких температур новый материал не терял своей формы и вскоре нашел промышленное применение на металлургических заводах страны. В 1894 г. производство динаса было налажено на Нижнесалдинском заводе. В Нижней Салде Владимир Ефимович упавшее пудлинговое производство вновь поставил на должную высоту. Однако Грум-Гржимайло понимал, что пудлинговый процесс в конце ХИХ в, был явным техническим анахронизмом.
Процесс был трудоемким, качество металла низким. Цеховая стоимость пудлингового железа была 1 рубль 25 копеек за пуд. Цеховая стоимость мартеновского железа 85 копеек. Надо было переходить на выделку мартеновского металла. Но это встречало много препятствий. Одним из них была низкая свариваемость литого железа. Это очень мешало при организации его производства в Н. Салде. Через три-четыре месяца В.Е.Грум-Гржимайло решил задачу безотказной сварки мартеновского железа. « Я счастлив‚— писал Владимир Ефимович , — что частица работ по снабжению России дешевым прекрасным мартеновским железом принадлежит мне », Саллинские заводы под руководством Грум-Гржимайло выдвинулись на первое место в Тагильском округе. На их долю приходилось 70 процентов выплавки чугуна, 57 процентов стали и железа, выпускавшихся заводами округа.
В начале ХХ в. в связи с тяжелым экономическим положением демидовских заводов Н.-Тагильского горного округа доменная фабрика в Верхней Салде была закрыта в 1910 г. и доменные печи разобраны.
Снабжение завода чугуном стало производиться с Н.-Салдинского завода.
С ликвидацией доменного производства В.-Салдинский завод стал работать неполным металлургическим циклом и в таком составе без существенных изменений пробыл до 1917 года.
В здании доменного цеха в 1912 г. была построена электростанция, оборудованная водяной турбиной «Фрэнсис» мощностью 150 л.с, с генератором постоянного тока и мощностью 100 кВ. Во время первой мировой войны на завод были привезены пленные австрийцы. В зимнее время большинство из них работали на заготовке дров.
Для пленных были построены две бревенчатые казармы на территории завода.
В летнее время возле казармы, на свободной от дров площади, пленные играли в футбол. Вот тогда салдинские мальчишки впервые в жизни увидели эту игру, наблюдая за ней через щели забора.
На заводе кроме основных и вспомогательных цехов имелся «поденный» цех.
В обязанность этого цеха входило: содержать в чистоте площадку завода, текущий ремонт дорог, зданий, обеспечение цехов лучиной для освещения, обеспечение цехов питьевой водой, заготовка льда в ледник.
В леднике хранились скоропортящиеся продукты питания и сало для смазки шеек прокатных валов. В летний период лед применялся для охлаждения питьевой воды в горячих цехах завода. Начальник этого цеха отвечал также за состояние плотины и за пропуск паводковых вод. Поэтому он и назывался «плотинным». На эту должность всегда ставился один из опытнейших работников-плотников.
Рабочих цеха называли «поденщиками», так как оплата труда их была повременная. Поденщики работу производили не спеша, очень часто садились на перекур. Иногда сидящие во время перекура при появлении управляющего заводом вскакивали и начинали работать, тогда управляющий говорил: «Лучше было бы, если вы до моего прихода работали, а при моем приходе и поприветствовали бы меня, и поговорили бы о чем-нибудь со мной» (так говорил Грум-Гржимайло}.
Начальник цеха сам устанавливал дневную зарплату рабочему. В 1883 г. кузнецы и слесари зарабатывали от 35 до 85 коп. в день, а поденшики — от 30 до 50 коп. в день, женщины не более 25 коп., подростки от 20 до 30 коп.
Итак, ХIХ век, особенно его вторая половина, были отмечены lля Верхнесаллинского завода важнейшими техническими, технологическими достижениями. Однако, экономический кризис начала ХХ века поставил демидовские, в том числе и салдинские заводы, на грань банкротства. Закрытие доменного производства на Верхнесалдинском и листопрокатного на Исинском заводах было вызвано плохим состоянием дел во всем горном округе.
Из-за отсутствия денег основной капитал демидовских заводов не обновлялся, оборудование и сооружения износились до предела. Заводы хирели, наиболее слабые из них были обречены на остановку. Из девяти заводов Нижнетагильского округа удержались наиболее мощные: Нижнетагильский, Нижнесалдинский и Верхнесалдинский.
В годы первой мировой войны технико-экономическое состояние предприятий округа еще более ухудшилось, они буквально работали на износ.
В рассматриваемый период жители салдинских поселков не только плавили металл, но занимались также сельским хозяйством, различными промыслами, ремеслом.
Вот что пишет В.Е.Грум-Гржимайло о земледельческих занятиях салдинцев: « Взять всех в завод было нельзя, и лучшим выходом для этого была земля. По частной инициативе служащие заводов стали учить местное население копать землю. Не надо было забывать, что в 1861 г. население надела не получило по настоянию заводов, чтобы не лишить заводы рабочей силы. Теперь почувствовалась обратная сторона медали, и заводы старались дать населению работу, чтобы избавить себя от бремени лишних людей в цехах. По представлению Поленова Грамматчиков (управляющий тагильских заводов-В.П.) установил в заводах право заводских контор давать землю местным мастеровым в аренду по 20 коп за десятину сроком на 12 лет. Константин Павлович прибавил к этому, что все сучки, дрова, пеньки и хлам принимаются как топливо на котлы по весьма хорошей цене. Так что взявший арендную пашню мог очистить ее за счет этой работы. Когда я приехал в Нижнюю Саллу, расчищалась только первая пашня вдоль Тагильского Тракта. Теперь Н.Салла на 3—4 версты окружена пашнями. То же и в Верхней Салде.
Сам Поленов тоже начал расчищать пашни под видом запасных заводских площадей. Когда я принял от него, управительство, этих пашен оказалось около 45 десятин, да 10 десятин пашен у него было в В.Салде, купленных им у Ерофеева. Таким образом, будучи управителем, он сеял по 50 десятин земли... Урожай ржи менее 120—150 пудов ему казался малым. Введены были все земледельческие орудия вплоть до сноповязалок, выписанных из Америки. Топчак, бороны делались в заводе. Население, увидев такие результаты хозяйства, начало следовать примеру Поленова ».
Константин Павлович в корне разрушил существовавшее тогда убеждение, что никакое хлебопашество в Н.-Тагильском округе невозможно и невыгодно. Он вывел прекрасные семена овса и ржи. Многие рабочие, бывшие крестьяне, владели приемами обработки кож, дерева.
Практически каждый из них мог сделать стол, прялку, бурак, сплести лапти. Кто-то в большей, кто-то в меньшей степени изготовлял эти предметы в зависимости от спроса, то есть «промышлял».
В середине ХIХ столетия в Верхней Салде было крупнейшее в округе заведение по отливке колоколов. В 1858 году количество работающих в этом заведении доходило до 130 человек. Оборотный капитал предприятия составлял 1472 рубля. Следующей среди зарегистрированных кустарных производств шла кузница с оборотным капиталом в 245 рублей. Третьим по масштабам заведением такого рода была маслобойка, работающая на «давальческом» сырье.
С отменой крепостного права начался процесс отделения ремесла от сельского хозяйства и от металлургического производства. Некоторые вспомогательные цехи были выведены из заводов. Во внерабочее время многие рабочие начали заниматься изготовлением спецодежды (рукавиц, фартуков, защитных козырьков). Сдавали эти изделия на завод за определенную плату. Из заводских служб выделились также экипажные, кирпичеделательные и другие заведения.
К концу ХIХ века в заводском поселке имелись следующие зарегистрированные кустарные предприятия: сундучное — 1, пимокатных — 3, сапожное — 1, кузнечно-экипажных — 2, кузниц — 5, кирпичеделательных — 3, паровая мельница — 1. Самым крупным был бурачный промысел (бурак – сосуд из бересты). В Верхней Салде работало 7 бурачных заведений. Из них только одно работало на вольную продажу, остальные сдавали свою продукцию нижнетагильским скупщикам.
К сожалению, к концу ХIХ века прекратило свое существование колокольное «дело». Без поддержки завода это, трудоемкое и многозатратное производство выжить не могло.
В рассматриваемый период получили развитие также другие виды мелкого и среднего предпринимательства, торговля. Своего рода квинтэссенцией, «срезом», своеобразным свидетельством основных линий социально-экономического развития города в ХХ веке является его исторический центр. Совершим по нему небольшую экскурсию.
Вот площадка металлургического завода, примыкающие к ней участки улиц Павловский (Ленина) и Анатольевский (Калинина), названных так в честь Павла Николаевича и Анатолия Николаевича Демидовых, владельцев уральский заводов. Некоторым домам на этих улицах уже около 200 лет. Строили добротно, прочно, основательно. И люди в них жили солидные, зажиточные, еловые — купцы, частные владельцы, предприниматели. Кроме жилых зданий, на этих улицах располагались лавки, ремесленные мастерские, административные, церковные учебные заведения, магазины.
Пройдем по улице Павловской. В здании сегодняшней редакции газеты «Салдинский рабочий» и типографии в конце ХIХ — начале ХХ вв, размещались квартиры управителей заводом (Николая Ивановича Алексеева, прослужившего на заводе 25 лет, Владимира Ефимовича Грум-Гржимайло — талантливого организатора производства, выдающегося ученого-металлурга); потом — больница. За ведовал в больнице всеми делами Павел Иванович Паклин — и терапевт, и стоматолог, и фармацевт, человек известный и всеми уважаемый.
В белокаменном здании через дорогу от завода располагалось заводоуправление, Построено в 50—60-е голы ХIХ в.
Своей архитектурой бывшее здание заводоуправления с его классическим фасадом, фронтоном, колоннами и сегодня определяет облик квартала. По соседству с заводоуправлением жил надзиратель (начальник) прокатного цеха Ф.В.Оленев, далее находился двухэтажный дом крупного землевладельца Ивана Евстратовича Ерофеева, содержащего торговую лавку. На этой же улице жил священник отец Петр с окладистой белой бородой. В метрических книгах, хранящихся в В.-Салдинском ЗАГСе, есть записи, сделанные собственноручно священниками Петром Дьяконовым и Николаем Колпенским. Сколько салдинцев они крестили, венчали, отпевали!
Дом отца Петра выходил на торговую площадь, всегда шумную, полную жизни.
Бойко шла торговля мясом, рыбой, мукой, ягодами, посудой, деревянными изделиями, сеном. Большие партии товара взвешивались на огромных возовых весах. В селении проводились и ярмарки — 21 сентября и 28 января пятидневно. Символично, что в сегодняшнем коммерческом магазине «Дионис» на рубеже ХIХ — ХХ веков находился магазин крупного торговца Крюкова. Рядом с домом Крюкова красовался двухэтажный дом купца Вершинина, на 1-м этаже находился магазин. Далее шли дома деловых людей: дом Вьюженко, содержащего постоялый двор, пимокатная фабрика Усова, лесопилка Котова. Котовы вели большое хозяйство, имели пашни, покосы, ферму. Сын их стал учителем.
На противоположной стороне улицы находилась лавка братьев Бредниковых, Якова Ивановича и Михаила Ивановича. В соседнем доме, двухэтажном, жил купец Мелентьев Иван Степанович. На первом этаже держал он магазин, торговал и промтоварами, и продуктами, а наверху была его квартира и молебный дом. Был Мелентьев И.С. сектантом. Вершинин и Мелентьев имели гильдию на занятия торговым делом, т. е. являлись настоящими купцами. Далее располагался магазин Ермолаевых, осуществляющих в Салде государственную торговлю вином. Они работали от государственной винной монополии. Рядом с Ермолаевыми находился особняк, известный в Салде как «дом Наума Телешова». Н.Телешов был хозяином постоялого двора. Впоследствии на 2-м этаже этого дома жил его сын Телешов Александр Наумович, подрядчик, а нижний этаж арендовал Агапов и держал там магазин.
Подрядчики брали на заводе подряд на перевоз сырья и продукции: железа, руды, флюса, дров, пней, сучьев, древесного угля, торфа, шлака. Они имели до десятка лошадей и нанимали работников, занимавшихся перевозом. Железную руду везли с рудника горы Высокой в зимнее время по санному пути. Лес на топливо брали на казенных лесных дачах.
Выжиг древесного угля для доменных печей производился на местах вырубки в специальных томильных печах. Из леса на завод древесный уголь везли также зимой по санному пути в коробах. Готовое железо везли из Верхней Салды в Нижний Тагил. Подрядчик Шишин И.А. работал на подвозке руды. Имел 15 лошадей и столько же рабочих. Таких подрядчиков было на заводе более 15 человек. Среди них Козлов Иван Иванович, Крюков Кир Григорьевич, Крюков Дмитрий, Крюков Андрей и другие. Таковы важнейшие явления экономического развития Верхней Салды в рассматриваемый период. Противоречия, коллизии, особенности этого развития определенным образом отразились во всех сферах жизни салдинцев, в том числе в общественно-политической.

Первый паравоз 1898 год

 

Последние новости

План поставлен амбициозный

Главный врач городской поликлиники Новоуральска Глеб Маренков 31 января встретился в большом зале горадминистрации с профсоюзными активистами.

Минпросвещения подготовило новый порядок проведения ЕГЭ

Планируется, что те, кто будут сдавать ЕГЭ, смогут корректировать перечень предметов, которые изначально были указаны в заявлении на сдачу экзамена, а также сроки проведения аттестации при наличии уважительной причины.

В Храме-Памятнике на Крови открылась выставка «Святой Империи: к 120-летию со дня канонизации преподобного Серафима Саровского»

Сегодня, 5 февраля 2023 года, в выставочной галерее Храма-Памятника на Крови по благословению митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Евгения открылась выставка «Святой Империи:

Card image

Сессия — ответственный период для каждого студента

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *